favorite

Харри Холе: что с ним сделала «Жажда»?


Вчера в России вышла одиннадцатая книга знаменитого норвежца Ю.Несбё «Жажда». Долгожданное событие, из-за которого мы переживали 4 года. Поскольку многие ещё не открывали книгу, но очень хотят знать, как дела у главного героя, ReadRate поможет.

Как известно из аннотации, Харри Холе уже несколько лет как счастлив и гармоничен, однако «возвращается на службу в полицию Осло, чтобы начать охоту за серийным убийцей, нападающим на тех, кто назначает свидания через сайт знакомств». Преступник действительно стоит внимания Холе: он не просто убивает своих жертв, но и пьёт их кровь. Что значит счастье по версии Холе? Где он работает, правда ли, что не пьёт, и какой стала истинная причина возвращения на службу?

Осторожно! Если вы из тех, кто не любит портить встречу с текстом даже малейшими спойлерами, лучше не читайте дальше. Остальные могут смело идти вперёд, потому что известно: делать спойлеры к текстам Ю Несбё – дело неблагодарное и практически невозможное. Предугадать сюжет нельзя, слишком изощрённые круги он выписывает и слишком часто меняется.

Итак, как дела у Харри Холе?

1. Харри Холе действительно счастлив

Если верить содержанию десяти предыдущих книг, нет слов более антонимичных, чем Харри Холе и «счастье». И всё-таки роман «Полиция» заканчивается фразой: «Харри Холе вышел на лестницу и сощурился на ярком июньском солнце. ... Он чувствовал, что всё находится в гармонии, в равновесии...» Ошибка и насмешка автора? Харри Холе не может быть гармоничен, к тому же такой долгий срок, как три года, – именно столько прошло между окончанием «Полиции» и началом «Жажды».

Но это правда. Харри продолжает быть счастливо женатым на юристе Ракели, они вместе воспитывают её сына, теперь уже студента полицейской академии Олега, живут в хорошем доме в богатом районе Осло. Харри Холе совсем не пьёт (даже бокала вина за ужином), регулярно занимается бегом, проводит все вечера дома – если только не уговаривает жену сходить поужинать куда-нибудь, а не тратить время на готовку.

«Пробуждение в состоянии удовлетворения. Вначале он очень удивлялся, что можно просыпаться счастливым, и машинально перебирал все параметры того, из чего состояло это идиотское «счастье», если оно не было всего лишь отголоском прекрасного глупого сна. Но сегодня ночью ему не снилось ничего прекрасного, и крик, эхо которого он слышал, просыпаясь, исходил от демона, и лицо, которое он видел на сетчатке глаза, принадлежало непойманному убийце. И всё-таки Харри Холе проснулся счастливым, правда ведь? Да. Со временем, когда подобные пробуждения стали постоянно повторяться, утро за утром, он начал привыкать к мысли, что он на самом деле очень довольный мужчина, который обрёл счастье где-то к пятидесяти годам и вроде бы умудрился закрепиться в этой недавно завоёванной стране».

2. Харри Холе стал преподавателем, и ему правда это нравится

Чем Харри – счастливого мещанина, ещё труднее представить Харри не у дел. Но так и есть: убийства больше не его жизнь. Теперь он преподаёт в полицейской академии, рассказывая студентам о теории. И, на удивление, это ему нравится.

«Самым странным было не то, что он стал преподавателем, а то, что ему это нравилось. Он, кого большинство людей воспринимали как молчаливого, замкнутого человека, чувствовал себя более раскованным перед группой требовательных студентов, чем перед парнем за кассой в магазине «Севен-элевен». Тот положил на прилавок пачку «Кэмел лайт», и Харри открыл было рот, чтобы повторить свой заказ, «Кэмел», но услышал позади себя ропот в очереди. Тогда так и случилось (как, бывало, случалось в плохие дни с нервами на пределе), что он вышел из магазина с пачкой «Кэмел лайт», выкурил одну сигарету, а остаток пачки выкинул в урну. А сейчас он пребывал в зоне комфорта. Его предмет. Убийство».

3. В Осло происходит «его убийство»

В Осло совершено преступление того типа, которые Харри Холе называет «это могло быть моё убийство». Резонансное преступление, когда жертвой становится обычный житель города, такой, как многие. И в то же время убийство совершено необычным способом. В смерти Элисы Хермансен два показателя «убийства для Харри Холе» совпали: жертва была хорошо образованной, много работающей и исправно выплачивающей налоги женщиной 35 лет. И она была убита страшными зубами из железа, которые позволили убийце выпустить из жертвы всю кровь.

«Не какой-нибудь унылой наркоманской поножовщины, которая выветрится из памяти на следующий день, а случая из числа тех, которые Харри называл «это могло быть моё убийство». Это было убийство так называемого обычного человека в обычных условиях, именно такие собирают полные залы во время пресс- конференций и непременно появляются на первых полосах газет. Потому что знакомые обстоятельства давали публике возможность больше сопереживать. Вот поэтому пресса больше внимания уделила теракту в Париже, чем теракту в Бейруте. А пресса подобна прессу. Вот поэтому начальник полиции Бельман был так хорошо осведомлён о деле. Ему будут задавать вопросы. Не сразу, но если убийство молодой, хорошо образованной женщины, вносящей свою лепту в жизнь общества, не будет раскрыто в течение ближайших дней, ему придётся объясняться».

4. Но Харри Холе же завязал?

«Ваше призвание по-прежнему разрушает вас и является вашей жизнью?» – спросит у Холе в книге «Жажда» один очень проницательный врач. Так кого Холе хочет обмануть, кардинально изменив свою жизнь?

«Бельман коротко рассмеялся:

– Я не сомневаюсь, что ты хороший учитель, но ты не незаменимый. Однако так уж вышло, что ты – незаменимый следователь.

– Я покончил с убийствами.

Микаэль Бельман, улыбаясь, покачал головой:

– Да ладно тебе, Харри. Как долго, по-твоему, ты сможешь прятаться здесь и делать вид, что ты не тот, кто ты есть на самом деле? Ты не травоядное животное, как вон тот, за кафедрой, Харри. Ты – хищник. В точности как я.

– Ответ – нет».

И всё-таки Бельман уговорит Харри возглавить независимую следственную группу, применив запрещенный приём – шантаж (Бельман грозит завершить ещё толком не начавшуюся полицейскую карьеру пасынка Олега). Но и Ракель, и Харри знают: настоящая причина кроется в самом Холе. Он просто не мог поступить иначе.

5. Харри Холе делает страшный выбор

То, что Харри не везёт по жизни, давно понятно. В «Жажде» его ждёт страшная беда: у Ракель нарушена работа почек, и врачи вынуждены ввести её в искусственную кому, чтобы понять, что происходит. Шансы выжить составляют примерно 50%. Харри мгновенно принимает решение выйти из следственной группы, о чём немедленно сообщает всем.

«Харри посмотрел на часы. Семь.

– Поезжай домой, – сказал он. – Поешь и ложись спать. Тебе завтра в академию.

– Только если я буду знать, что ты здесь, – ответил Олег. – Мы не можем оставлять её одну.

– Я останусь здесь, пока меня не выгонят, а это произойдёт уже скоро.

– Но до тех пор ты побудешь? Ты не поедешь на работу?

– На работу?

– Да. Ты теперь будешь находиться здесь, а не... заниматься тем делом?

– Конечно.

– Я знаю, каким ты становишься, когда расследуешь убийства.

– Правда?

– Я кое-что помню. И мама рассказывала.

Харри вздохнул:

– Сейчас я останусь здесь. Я обещаю, вот тебе крест. Мир будет вращаться без меня, но... Он замолчал, но продолжение повисло между ними в воздухе: «...не без неё».

И всё-таки жажда поймать преступника, зов крови, желание защитить других жертв кровососущего маньяка и ощущение, что преступник играет в какую-то хитрую игру именно с ним, Холе, заставляет его передумать. Да, он обещал, и это неправильно. Но, уверен Холе, Ракель обязательно поймёт. Если останется жива…