15 самых шокирующих книг за всю историю литературы


Шок, скандалы, интриги, расследования! Кто из нас не любит время от времени подсунуть мозгу провокационную жвачку? Признавайтесь, мы никому не расскажем!

Чтобы ваш бедный мозг не жаловался на низкое качество жевательной резинки, предлагаем вам пощекотать нервишки на проверенных временем вещах: книгах и фильмах.

Наш топ-лист самых шокирующих по мнению «Пятницы» книг читайте сейчас. Топ-лист самых шокирующих фильмов — совсем скоро. Следите за обновлениями!

chernobil-kniga.jpg

Важное примечание: мы намерено не вносили в наш список такие книги, как «Суад. Сожженная заживо» или «Только не говори маме. История одного предательства». Почему, спросите вы, ведь они же шокируют читателя? Безусловно, но им место в списке беллетристики, в то время как мы собрали для вас список, за который будет не стыдно даже перед самым начитанным человеком. Да-да, качественная литература тоже умеет шокировать и заставляет краснеть от неловкости.

Садитесь удобнее и... читайте список, чтобы потом — читать книги!

 

Генри Миллер «Тропик Рака»

Про это книгу говорили издатели и критики — и говорили плохо. Про это книгу говорили читатели — и говорили восторженным шепотом. Про это книгу говорили Джордж Оруэлл, Сэмюэл Беккет, Эдмунт Уилсон — и говорили одобрительно громко. В общем, роману пришлось пройти долгий путь от «низкой литературы» до настоящей американской классики, на которую отныне равняются как на путеводную звезду.

Чем шокирует: в отличие от некоторых книг нашего топ-листа, «Тропик Рака» шокирует не так убийственно. Но шок, тем не менее, имеет место быть — Генри Миллер славится красочными, виртуозными и откровенными описаниями постельных сцен, которых в этой почти автобиографической книге великое множество.

 


 

 

Франц Кафка «Превращение»

Эта небольшая новелла по праву считается настоящим шедевром писателя. Его абсурдный подход к писательству именно в этом произведении раскрылся в полной мере, отчего, перевернув последнюю страницу, хочется лишь выдохнуть: это гениально! Кафка, как и в знаменитых «Замке» и «Процессе», ничего читателю не объясняет. Почему так? С чего все началось? Но ведь из-за чего-то это случилось? Нет, он просто ставит всех перед фактом. И это страшно, если вдуматься.

Чем шокирует: однажды утром добропорядочный гражданин Грегор Замза проснулся и понял, что превратился в мерзкое насекомое. И пути назад, судя по всему, у него нет. Как нет и выхода из этой кошмарной ситуации, над которой он совершенно не властен.

 


 

 

Борис Виан «Я приду плюнуть на ваши могилы»

Жили-были два брата. Один скорее черный, чем белый — младший брат. Другой скорее белый, чем черный — старший брат. Вздумалось как-то младшему брату пойти против системы и завязать отношения с белой женщиной. А система в ответ «завязала» отношения со смертельным исходом. Все с тем же скорее черным, чем белым братом.

Чем шокирует: скорее белый, чем черный брат решил мстить. Мстить так, чтобы все поняли — расизму пора положить конец. И сделав то, что делать не стоило, но все-таки хотелось ради мести, старший брат благополучно уходит от ответственности. Почему? Вероятно потому, что невиновный младший брат расплатился за них обоих.

 


 

 

Хантер С. Томпсон «Страх и отвращение в Лас-Вегасе»

Культовая «наркоманская» книга от легендарного гонзо-журналиста. Один из его преданных поклонников и друзей — Джонни Депп — бросает все дела, когда речь заходит об экранизации произведений Хантера Томпсона. Такой же чудик, как и его герои, Хантер с легкостью ломал все представления о том, какой должна быть настоящая литература.

Чем шокирует: нелинейностью изложения, сюрреалистической картиной мира и зашкаливающим количеством наркотиков на отдельно взятую страницу книги. Его герои — Рауль Дюк и доктор Гонзо — пьют, едят, нюхают, втирают и колют все, что способно изменить сознание хотя бы на несколько часов, а попутно небезынтересно философствуют и развенчивают мифы об Американской мечте.

 


 

 

Тони Моррисон «Возлюбленная»

Книги, посвященные теме рабства чернокожих в Америке, уже дано никого не удивляют. Читатели знают, что проще всего «паразитировать» на реальных страшных событиях, нежели выдумывать велосипед по второму кругу. Лауреат Нобелевской премии по литературе Тони Моррисон — исключение из правил. Да, она тоже пишет о рабстве. Да, все в той же Америке. Но нет, она и близко не литературный «паразит». Её история способна растрогать и заставить серьезно задуматься даже прожжённого скептика.

Чем шокирует: сюжетным поворотом. Вы запросто можете найти спойлер в любом описании книжки — от лайвлиба до Озона, но мы вам советуем не читать описания, а сразу же взяться за книжку. Шок от случившегося обеспечен.

 


 

 

Энтони Берджесс «Заводной апельсин»

По-своему уникальная книга, которая показывает зло через добро, а добро через зло, и все это — в одном мальчике-подростке. Он любит классическую музыку, но крушит чужое имущество. Он заботится о родителях, но насилует едва знакомых девочек. Жесткая, странная, захватывающая история, написанная особым языком: в качестве сленга герои-англичане используют русские словечки, которые в нашем переводе заменены причудливой латиницей, вроде moloko или babyshka.

Чем шокирует: сначала — бесчеловечностью парнишки, страстно влюбленного в хорошую музыку; затем — бесчеловечностью системы, которая страстно желала выбить из парнишки всю дурь путем болезненных экспериментов над его сознанием. В итоге — одна из самых ярких и запоминающихся книг 20 столетия.

 


 

 

Мэтью Стокоу «Коровы»

Шок в чистом виде. Концентрированное безумие. Отвращение в кубе! Словесная истерика — как у автора, так и у читателя, решившегося осилить «Коров». Буквы, истекающие болью и страданием. И... пронзительный роман об одиночестве. Когда у человека ничего нет, когда ему нечего терять — он способен на все.

Чем шокирует: абсолютно всем. Манерой изложения, сюжетом, подробностями, выписанными особенно старательно. Красотой слова и тошнотворностью изложения. Осторожно! Больше 2/3 читателей называют книгу «больной фантазией конченого извращенца». Зато оставшаяся треть превозносит книгу как шедевр контркультурной прозы, на которую следует равняться всем писателям-бунтарям, не вписывающимся в общепринятые рамки.

 


 

 

Леопольд фон Захер-Мазох «Венера в мехах»

Знаменитый на весь мир австриец Леопольд фон Захер-Мазох прославился не только своими пикантными литературными трудами, но и возникновением термина «мазохизм». Пожалуй, это был первый добропорядочный мужчина, который открыто признался в своей любви к наказаниям мягкой (но временами — крайне жестокой) женской руки. И не просто признался, а полноценно воспел!

Чем шокирует: собственно, сценами садомазохизма. Месье определенно знал толк в извращениях... Красочные, жестокие, унизительные, но вместе с тем поэтичные и томные сцены увлекают читателя на раз, даже несмотря на то, что каноны садомазохизма давно шагнули вперед. А все потому, что «Венера» душевна и даже немного наивна, что только добавляет ей шарма.

 


 

 

Маркиз де Сад «120 дней Содома»

Маркиз де Сад всегда был нарасхват. Конкретно по этой книге даже был снят скандальный фильм, о котором мы расскажем вам в другой раз. О чем эта книга? Сложно вычленить историю, если учесть, что маркизу было важнее красочно перечислить как можно больше пороков, а не создать добротный сюжет. И если Захер-Мазох знает толк в извращениях, то маркиз де Сад эти извращения создает.

Чем шокирует: скажем так, слово «садизм» не случайно было похоже на приставку «де Сад», когда он отчаянно кутил во Франции. Оно, конечно, и сейчас подходит, но современные «де сады» маркиза давно переплюнули. В общем, отборная порнография времен высокопарных фраз читателю обеспечена.

 


 

 

Владимир Сорокин «Голубое сало»

Пересказать постмодернистский роман Владимира Сорокина не представляется возможным. Всю эту необычную, смачную, скандальную от и до литературную канитель разобрать по косточкам нереально! Поэтому мы решили просто перечислить для вас некоторые моменты, которым не помешает приставка «шок».

Чем шокирует: а) во время Второй Мировой войны СССР и Рейх поделили Европу пополам, а сами сдружились; б) писатели-клоны вырабатывают уникальное вещество «голубое сало»; в) дальше читайте сами, а то будет неинтересно.

 


 

 

Федерико Андахази «Анатом»

Странно говорить и слышать подобное, но когда-то человечество понятия не имело про некоторые части женского тела. Про клитор, например. Именно об этом и написал роман Андахази — не о клиторе, но о его открытии. Умелая стилизация под средневековый трактат + мягко говоря провокационная тема + отличное владение слогом = скандальная книга, которая даже лишилась однажды крупной литературной премии из-за своей тематики.

Чем шокирует: великолепно выписанной историей открытия анатомом Amore Veneris, который, по мнению первооткрывателя, главенствует в жизни женщины, распоряжаясь её радостями и горестями, взлетами и падениями.

 


 

 

Эльфрида Елинек «Похоть»

Елинек — ужасно неудобная фигура для всего немецкоязычного литературного мира. Еще бы! Как гласит одно из описаний книги «Похоть»: вы что, уже поверили в счастливый конец? Лауреат Нобелевской премии по литературы и едва ли не главная феминистка среди писательниц, Елинек умудряется писать свои скандальные книги так точно, остро и мастерски, что читатель порой прорывается сквозь её текст по принципу «мышки плакали, кололись и продолжали жевать кактус».

Чем шокирует: своим как всегда уникальным подходом к теме порнографии и сексуальной жизни одного отдельно взятого озабоченного семейства. Муж чурается жриц любви в страхе подхватить СПИД, а жена чурается мужа в страхе умереть с ним в постели от скуки...

 


 

 

Паскаль Брюкнер «Горькая луна»

Автор, написавший несколько презабавных трагикомедий, однажды сел за стол и создал скандальный эротический роман, ставший первоисточником одного из самых лучших фильмов Романа Поланского. Страстный, увлекательный, мастерски написанный (не без высокопарности, к сожалению), откровенный далеко за гранью фола.

Чем шокирует: небывалыми для серьезной литературы подробностями в вопросе написания сексуальных сцен. Автор даже не пытался завуалировать извращения, которым предаются герои романа. Напротив, он с особой любовью подчеркивает их тошнотворную составляющую. Умудрившись при этом написать один из самых мощных и запоминающихся романов о любви.

 


 

 

Иэн Макьюэн «Цементный сад»

Писатели издавна пугают нас несуществующими вещами: вампирами, призраками, оборотнями, зомби... Но порой реальность куда страшнее вымысла, а значит, одна книга в жанре реализма способна поспорить с каким-нибудь вампирским романом, если эта самая реальность в ней наполнена болью и ужасом.

Чем шокирует: эпатажной картиной взросления главных героев-детей, случайно оставшихся без родительского надзора. Навсегда. Читали «Повелителя мух»? Так вот, «Сад» — это мутировавший и сексуально зрелый «Повелитель», который в своих безнадзорных развлечениях пошел куда дальше пуританской (хотя при этом все-таки страшной) истории Голдинга.

 


 

 

Иэн Бэнкс «Осиная фабрика»

Семья — это самое ценное, что есть у человека. Семья — это то, что нужно ценить и оберегать. Семья — это люди, которые... предадут раньше, чем все остальные. Скандальный, культовый, тошнотворный, зубодробительный, омерзительный, гениальный — именно так (порой одновременно) критики называют роман Иэна Бэнкса об одной очень странной семье.

Чем шокирует: повествование идет от лица юного психопата, который играючи расправляется со всеми неугодными. Убить для него — не сложнее, чем съесть завтрак. А еще на чердаке дома прячется Осиная фабрика. А еще из психбольницы сбежал жаждущий мести брат. А еще время от времени появляются в голове предательские сомнения по поводу собственного происхождения.