favorite

ТОП-8 самых ожидаемых книжных новинок мая


У издательского майского затишья две объективные причины. Во-первых, всё самое вкусное заботливо припасено на начало июня, когда в Москве пройдёт Книжный фестиваль на Красной площади. А во-вторых, есть долгожданные жанровые новинки, о которых мы расскажем совсем скоро.

А пока – новые книги, с которыми хочется думать. Размышлять о непростых узах дружбы вместе с Эленой Ферранте, погрузиться в деспотию мира моды с журналисткой Мари Гринде Арнтцен, исследовать теории заговора с учёным Робом Бразертоном и разбирать феномен современного материнства без привычного для этой темы сюсюканья с книгой социолога Анны Шадриной.

1. Те, кто уходит, и те, кто остаётся. Элена Ферранте

Третью часть неаполитанского квартета Элены Ферранте, роман «Те, кто уходит, и те, кто остаётся», переводчица книги на русский Ольга Ткаченко назвала «самой захватывающей из всех четырёх частей». Человеку, который живёт с текстом значительное время, можно верить. Все, кто «проглотил» предыдущие две части и переживал за слишком зацикленную на обязательствах Элену, вздохнут свободно. В третьей книге она наконец обретает себя, своё «я», выходит из тени подруги Лилы и начинает играть собственную мелодию, обретая уверенность с каждой новой нотой. Третий роман насыщен исповедальными монологами, честным самоанализом, а в конце (как обычно у Ферранте) всё встаёт с ног на голову. И вот мы уже с нетерпением ждём финальной, четвёртой книги «История о пропавшем ребёнке», чтобы узнать, чем же всё кончилось.

2. Дебри. Россия в Сибири: от Ермака до Петра. Алексей Иванов и Юлия Зайцева

Исторический роман «Тобол» Алексея Иванова по достоинству оценён читателями и критиками. Это первый масштабный проект писателя, который включает в себя не только художественный текст, но и одноимённый сериал (сейчас идут съёмки) и нон-фикшен исследование на тему освоения Сибири. «Дебри. Россия в Сибири: от Ермака до Петра» – реальная история, полная страстей, корысти и самоотверженности. Она позволит понять, как Сибирь стала тем, что она есть, что за неожиданные факты зашиты в её непростой биографии и какие по-настоящему уникальные люди там жили. Тот, кто уже прочёл «Тобол», сможет сопоставить губернатора Гагарина и зодчего Ремезова из художественной книги с реальными персонажами. А тот, кто ещё не читал, может смело начинать с «Дебрей». Всё равно потом рука потянется к «Тоболу», чтобы дополнить картину.

 

3. Бруклин. Колм Тойбин

«Бруклин», историю о покорении ирландкой Америки и неожиданном обесценивании «американской мечты», мы сначала увидели в кино. Фильм режиссёра Джона Краули был трижды номинирован на «Оскар», в том числе и как лучший фильм года. И хотя не получил ни одной статуэтки, прочно завоевал зрительскую любовь. Одноимённая книга Колма Тойбина ещё прочнее привяжет вас к истории Эйлиш Лэйси. Как её можно не полюбить? Она мила, когда грустит в своей Ирландии. И когда знакомится с другими эмигрантками в пансионе. А уж в магазине «Барточчи» её свежее личико и румянец покоряют даже самых взыскательных покупателей. Читая, вы невольно будете представлять актрису Сиршу Ронан, поскольку это, конечно, стопроцентное попадание. По атмосфере книга очень похожа на выпущенную два года назад в том же издательстве «Фантом» «Жену башмачника». Остроты повествования в «Бруклине» поменьше, зато очарования – бездна.

4. Разрыв во времени. Джанет Уинтерсон

Поздняя пьеса Шекспира «Зимняя сказка» изначально предполагалась автором как комедия в стиле «Отелло» о беспочвенной супружеской ревности, но затем переквалифицировалась в трагедию. Сюжет о ревнивом короле, потерявшем из-за своей подозрительности жену, дочку и лучшего друга, решила взять для проекта «Шекспир XXI века» британская писательница Джанет Уинтерсон. Отчасти и по личным мотивам: Джанет сама выросла в приёмной семье. Переложение «Зимней сказки» на современный лад – книга «Разрыв во времени», рассказ о пианисте, удочерившем маленькую девочку. Но все девочки когда-нибудь вырастают и хотят узнать правду. «Разрыв во времени» – вторая переведённая на русский язык книга знаменитой серии «Шекспир XXI века», переложение вечных сюжетов знаменитого драматурга на современный лад. К адаптации классики под современные запросы можно относиться по-разному, но именно в этом проекте сильный авторский состав, а каждое произведение – большая и самостоятельная книга. Впереди нас ждут романы от Энн Тайлер («Укрощение строптивой» на новый лад), Трейси Шевалье («Отелло») и Говарда Джейкобсона («Венецианский купец»).

5. В Питере жить: от Дворцовой до Садовой, от Гангутской до Шпалерной. Личные истории

Сборник городской прозы «В Питере жить: от Дворцовой до Садовой, от Гангутской до Шпалерной» выходит как раз вовремя. В середине мая и до конца июня очень хочется попасть в Питер на белые ночи, развод мостов и долгие прогулки. А благодаря воспоминаниям и эссе знаменитых писателей и даже актёров (Елизаветы Боярской, например) список того, что обязательно нужно посетить в Питере, пополнится совершенно неожиданными вещами. Какими – лучше прочитать в самой книге, в двух словах не передать тех хрупких впечатлений, которые мастера слова дарят нам на нескольких страницах своих рассказов. Срочно бронировать билеты!

6. Недоверчивые умы. Чем нас привлекают теории заговоров. Роб Бразертон

Почему люди – мужчины и женщины, с высшим образованием и без него, молодые и пожилые – так помешаны на конспирологии (теории заговора)? Почему часами готовы обсуждать заговор фармацевтических компаний против пациентов, убийство принцессы Дианы и 11 сентября? Да что там, треть американцев (по данным опросов последних трех лет) верит, что правительство скрывает от них доказательства появления инопланетян. Как правильно отмечает учёный Роб Бразертон, теорию заговора можно найти абсолютно в любой сфере. В книге «Недоверчивые умы. Чем нас привлекают теории заговоров» он пытается разобраться в причинах массового помешательства на конспирологии. Кроме захватывающего содержания (много конкретных примеров и их анализа), у книги есть одна важная особенность, отличающая её от большинства переводного нон-фикшена. Автор не поправляет на носу воображаемые очки и не выдаёт своё мнение по поводу той или иной теории как единственно верное. Похоже, Бразертон один из немногих, кто сделал на конспирологии карьеру и не заразился в процессе.

7. Дорогие дети. Сокращение рождаемости и рост «цены» материнства в XXI веке. Анна Шадрина

Социолог из Минска докторантка университета Лондона Анна Шадрина три года назад выпустила книгу «Не замужем. Секс, любовь и семья за пределами брака» – обширное исследование о том, как статус «незамужняя женщина» завоевал планету и теперь продирается сквозь консервативное общественное сознание стран бывшего СССР. Теперь Анна занялась исследованием «родительской темы». Её новая книга сильно выбивается из общей массы трудов о родителях и детях. «Дорогие дети. Сокращение рождаемости и рост «цены» материнства в XXI веке» – исследование на основе интервью сотен женщин из России, Беларуси и Украины, доказывающее важную мысль. Дети стали дорогим проектом, который доступен далеко не всем женщинам. И дело вовсе не в деньгах, точнее, не только в них. Книга Анны – важное исследование о самом появлении выбора («рожать или не рожать») и его губительности, институте бабушек, которым осталось наслаждаться недолго, причинах малой включённости мужчин в процесс и войне работающих матерей и просто матерей.

8. Дресс-код. Голая правда о моде. Мари Гринде Арнтцен

О том, что издательство Ad Marginem и Музей современного искусства «Гараж» готовят к выходу серьёзное и неглянцевое исследование о модной индустрии, стало известно в марте. На перевод и оформление небольшого, но очень важного высказывания журналистки Мари Гринде Арнтцен ушла пара месяцев, и вот книга готова. Интересно написанная история мира моды читается как драма, полная прикладной информации. Мизантропам объяснят, что лучший спасательный круг для них – шляпа с полями, а домоседам станет понятна их привязанность к вязаной одежде. «Дресс-код. Голая правда о моде» – собрание интересных фактов о моде на кольчугу и худи. Все эти факты изысканной мозаикой выкладывают образ мира моды как самой крепкой диктатуры на свете.